КОСМОНАВТ СЕРГЕЙ РЯЗАНСКИЙ:
У НАС УДИВИТЕЛЬНАЯ ЗЕМЛЯ
Поначалу, я хотел быть просто ботаником. Потом интересы перешли в биохимию, в науку, заканчивая биологическим факультетом МГУ. В общем, от космоса я совсем далеко ушел.
Мой дедушка Михаил Сергеевич Рязанский был одним из основоположников Советской космонавтики: входил в шестёрку главных конструкторов, в 1943 году создал первые в мире радары, которые сразу с его предприятия уходили на фронт. Пользовался совершенно безграничным уважением не только на работе, но и в семье.

В 1996 году я попал в институт медико-биологических проблем, где биология и космос слились воедино. Было не просто, но пришло понимание — этим я могу заниматься всю жизнь.
САМОЕ ТЯЖЕЛОЕ В ПОДГОТОВКЕ КОСМОНАВТА — ОЖИДАНИЕ СВОЕГО ПЕРВОГО ПОЛЕТА
Нужно уметь делать всё, и поэтому, даже не полёт, а сама подготовка совершенно интересная и уникальная вещь. Скажу честно — тренировки сложные. Наши инструктора — настоящие профессионалы, я с огромной признательностью всегда говорю им спасибо, ведь эти люди тренируют нас не только улететь в космос, они тренируют нас там жить, проводить научные эксперименты, лечить друг друга. Так же необходимы: языки свободно, астрономия, физика, химия, баллистика, прыжки с парашютом, полёты на самолётах, погружение под воду — перечислять можно бесконечно, больше сотни зачётов и экзаменов, но при этом безумно интересно и всегда что-то новое.
ВЫЛЕТА ПРИШЛОСЬ ЖДАТЬ 10 ЛЕТ
Когда меня зачислили в отряд, никто не обещал, что место в полёте гарантировано. По статистике, ровно половина получивших диплом космонавтов смогли слетать в космос. Мне повезло.

У нас есть 2 вида космического образования: космонавт-испытатель и космонавт-исследователь. Моя специальность — учёный-космонавт-исследователь. Центральное кресло — командир корабля, левое кресло — бортинженер с инженерным образованием, и правое кресло — полезная нагрузка, например учёный.

После трагедии с американским шаттлом Columbia в 2005 году все правые места были выкуплены нашими американскими коллегами. Фактически, шансов полететь у меня не было.

Меня настигло огромное желание доказать, что ученый тоже человек, и я смогу. Участие в эксперименте Марс-500 позволило мне себя показать. В эксперименте я был командиром экипажа и проявил себя как профессионал. В итоге, в виде исключения, мне разрешили пройти подготовку и пересдать экзамены на бортинженера.
45 МИНУТ ДЕНЬ / 45 МИНУТ ТЕНЬ
Толщина стенки МКС всего 1,5 мм, если бы она была толще, то никакой мощный ракетоноситель её бы не вывел на орбиту. Есть свои хитрости — стенка тонкая, но если посмотреть с изнанки — её структура вафельная: приварены рёбра жесткости и есть системы поддержки.

Экранно-вакуумная теплоизоляция устроена как слоеный пирог: стеклоткань — вакуум — фольга — вакуум — стеклоткань — вакуум — фольга и так много слоев. Она защищает от микрометеоритов. Но самое главное ее предназначение — защита от неконтролируемого теплообмена. Когда 45 минут день — поверхность станции нагревается до 100 градусов тепла, 45 минут тень — и это минус 100 снаружи.

В первом полёте нам приходилось уклоняться от космического мусора. Есть такие маневры: в момент уклонения станция «подпрыгивает», орбита немного приподнимается. Во втором полёте, слава богу, весь мусор пролетел мимо.
Каждые 45 минут мы наблюдаем совершенно уникальное явление, которое возможно увидеть только из космоса: это лунные восходы и закаты. Зрелище, когда луна всплывает из океана и заходит в океан — запоминается на всю жизнь.
МКС
МКС — это огромная научная лаборатория. Каждая страна приходит со своими идеями, проектами и технологиями. Когда прилетаешь на станцию, уже сдав все экзамены и зная материал, ты понимаешь, что надо учиться заново — никто не учил, как всё работает в невесомости.

Первым моим экспериментом на станции был забор крови из пальца. Казалось бы, что может быть проще: берём иголку, вату, пробирку. Когда дело дошло до пробирки, иголка с ватой уже улетели. В космосе нет конвекции — тепло само не поднимается, и поэтому постоянно работают вентиляторы.

Быстро обучаешься порядку: всё уже привязано, приклеено и прилеплено. Всё должно быть на своих местах. Космонавты спят как летучие мыши: забираются в обычный туристический спальник, и как в коконе висят. Для того, чтобы потоком воздуха куда-либо не унесло, перед сном надо привязать верёвочку к стенке, иначе можно очнуться где-нибудь совсем в другом модуле, что тоже бывало. Спится на станции действительно очень хорошо.

С одной стороны, ты все время на работе, а с другой — в спальник забрался и дома. Выходной отличается тем, что Земле запрещается первой выходить на связь. Но как только покинул спальник и подлетел к компьютеру — рабочий день начался. На мониторе уже висит список того, что нужно сделать за сегодняшний день.
КОГДА ПРИЛЕТАЮТ ЯБЛОКИ И ПОМИДОРЫ — ЭТО ПРАЗДНИК ДЛЯ ВСЕХ
Космонавты больше не едят из тюбиков. Космическая еда — это уже готовое блюдо — мясо с гречкой или цыпленок с овощами, в консервных банках из мягкого металла. Эту банку помещаешь в специальную печку, 2 железные пластинки её зажимают и нагревают до 60 градусов. Открываешь — у тебя горячее второе. Много сублиматов: супов 9-10 видов, сухие салаты, очень вкусный творог. Конечно же, мы скучаем по овощам и фруктам, и, я лично по красной икре.

Космические консервы реально очень вкусные, но из-за постоянства они становятся несколько привычными. Поэтому, когда появляется шанс, к примеру, сделать на станции пиццу, вся команда приходит в громадный восторг!
ПРОСТРАНСТВО
МКС — длинная железная труба длиной 60 метров, размах солнечной батареи порядка 100 метров. Там прекрасно можно жить, работать и проводить эксперименты. Она рассчитана на 6 человек, но в какой-то момент прилетел еще один Союз. Нас стало девять, а кают по-прежнему шесть. Было тесновато — одного мы поселили на складе, второго в европейском научном модуле — раздвинули аппаратуру и там ему сделали гнездо. А Мише места не хватило, поэтому Миша жил на потолке.

Для психологического комфорта человеку необходимо ощущать себя в системе координат. В американском модуле висят таблички «пол», «потолок», используется морская терминология в указании — «левый борт», «правый борт». У русских все проще — пол и потолок покрасили в разные цвета. Разделение столовой, гостиной и спальни отсутствует.

Моё любимое место на МКС — это российский сегмент: там есть иллюминаторы, у которых отличное прозрачное стекло и получаются прекрасные фотографии.
Длительность пребывания в космосе 304 суток 23 часа 22 минуты. Время в открытом космосе 27 часов 39 минут
ФОТОГРАФИЯ
Честно, после первого полёта я всем признавался, что у меня два балла по географии. В космосе ты по-другому воспринимаешь объекты, где-то в сознании сидит это глобусное мышление.

Синенькая страна, зелёненькая страна, стрелочка на Люксембург, Амазонка — все подписано. Первые две недели я был в шоке, потому что смотрю и понимаю, что я ничего не понимаю. Через несколько недель уже по цвету песков мог отличить пустыню Африки от пустыни Австралии. Появились узнаваемые объекты: ночной Ашхабад меняет цвета ежесекундно — это очень красиво.

Во втором полёте у меня появились социальные сети (@sergeyiss) и подписчики, которым я безумно благодарен за психологическую поддержку. Не имея возможности ответить, каждый день все равно читал комментарии, и, вы себе не представляете, насколько это «строить и жить помогает». Ты находишься на орбите, устаешь, где-то расстраиваешься, но заходишь в Instagram, VK, Facebook и получаешь обратную связь — это заставляет творить еще и еще.
ТЕХНИКА
На станции очень большие объективы. Сложно представить себе фотографа, который бегает с объективом 800 мм. Только человек, занимающийся силовым спортом сможет его поднять. В невесомости это удобнее.

Для обработки фотографий, в основном, пользуюсь Lightroom, на борту Picasa. На Земле мне помогают профессиональные ребята. Периодически камеры меняют, потому что у них выгорают матрицы от радиации.

Скорость движения МКС на орбите 28000 км/ч и есть программа, где отображается подспутниковая точка. Достаточно внести время пролета над нужным объектом, и быть в готовности. У меня есть примерно 10 секунд на то что бы навести, сфокусировать и снять.
Когда смотришь на Землю со стороны, чувствуешь любовь ко всему живому, что есть на нашей планете. И понимаешь — это вау!
@sergeyiss
Я ПРИГЛАШАЮ ВАС В КОСМОС
Книга «Удивительная Земля» появилась после первого полёта, из которого я привез 65 000 фотографий, и только малое число вошло в её. На станции я понял, что вижу то, что никто, за исключением пяти сотен, просто не увидит.
А самое главное, что словами это передать невозможно.

Подбирая фотографии для этой книги, хотелось показать различные стихии нашей удивительной планеты: земля, воздух, огонь, вода и, конечно же, полет. Из второго полёта я привёз 250.000 фотографий, и сколько времени потребуется на обработку — не знаю. Но есть над чем работать, и, я уверен, мы сделаем ещё что-нибудь интересное.

Когда смотришь на Землю со стороны, чувствуешь любовь ко всему живому, что есть на нашей планете. И понимаешь — это вау!
Марс
На МКС раз в неделю у нас есть космический скайп с семьей и друзьями — постоянная психологическая поддержка посредством связи. Если бы я был на орбите Марса, а вы по скайпу скажете «здравствуйте», я это услышу через 20 минут. Еще через 20 минут вы услышите «здравствуйте» от меня.

У Земли не будет возможности в прямом потоке контактировать с экипажем, корректировать его действия, давать инструкции, помогать во внештатных ситуациях. Экипаж должен быть автономным и сам решать возникнувшие проблемы. Подобные алгоритмы общения отрабатывались в проекте Марс 500.

Я участвовал в эксперименте 150 суточной изоляции, где было введено лишение любой входящей информации. Никакой связи с Землёй, практически никаких новостей. Только твой экипаж, замкнутый объём, постоянный свет, постоянная атмосфера. Круглосуточно мы смотрели за системами нашего условного космического корабля.

Технологическая отдача от пилотируемых полётов очень важна для человечества. Наверное, ни одна страна в мире в одиночку этот проект не вытянет, и, это будет международное сотрудничество.
Искусственные границы
Там, в космосе, мы живём дружно, на международной космической станции есть русский сегмент, европейский, американский, но границ между ними нет. Даже ширмы.

Существующие границы — нами придуманы. Наверное, если собрать всех политиков и отправить в космос, то они бы поняли, что жить надо дружно, и что делить нам нечего. Планета — общая.

Хотя, честно, в этом полёте я понял, что одна граница всё-таки очень хорошо видна — это граница между Северной и Южной Кореей. Она сделана из мощных прожекторов и её видно даже ночью, что очень расстраивает.
Космонавты
Наши психологи говорят, основная проблема экипажей космонавтов в том, что весь экипаж состоит из лидеров. Это люди, состоявшиеся как профессионалы, как личности. На орбите все должны работать вместе, друг друга уважая, чувствуя и поддерживая.

Космонавт — универсальный специалист, и на земле он является экспериментатором, экспертом, и проводит научные исследования. Главная деятельность космонавта — это обслуживание систем жизнеобеспечения станции, погрузка и разгрузка грузовых кораблей, выходы в открытый космос. Конечно же, научные эксперименты по физике, химии, биологии, медицине и экологии.
Будущее поколение
Я являюсь председателем Российского движения школьников — площадки возможностей для детей. Самое главное — объединение детей и их воспитание в правильных ценностях. Мы хотим вывести школьные региональные проекты на общероссийский уровень. Научить детей работать в команде, помогать близким, почувствовать себя гражданином нашей страны.

Лига РДШ реализует инициативы по шести направлениям проектной деятельности: личностное развитие, добровольчество, экология, военно-патриотическое, информационно-медийное, музеи, краеведение и поисковое движение. В составе школы, или нет — любой ребенок сможет принять участие в проектах, участвовать в конкурсах, поехать на бесплатные смены в лагеря, найти новых друзей и что-то интересное для себя.
Ботаник — командир космического корабля
Мотивация появилась именно тогда, когда я понял, что у меня пропали все шансы полететь. Именно тогда я очень захотел стать космонавтом, и доказать, что не нужно подходить к человеку по признаку отсутствия формально инженерного образования. И все получилось!

Я очень надеюсь, что мой пример даст дорогу тем ученым, которые потом придут в отряд. Тем врачам, физикам, астрономам, которые реально хотят полететь в космос и заниматься наукой. До меня это было невозможно, я уверен, что создав этот прецедент у ребят всё получится.
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: